full screen background image
Виртуальный секс.секс по скайпу, вирт по скайпу, вирт, секс по скайп, секс.. Виртуальный секс по скайпу. Cекс по скайпу.

Отпуск по уходу за ребенком пора перестать называть отпуском

Привет! Меня зовут Аня, и вот уже год с небольшим я сижу в декрете. Еще его называют отпуском по уходу за ребенком. И вот это слово, «отпуск», не дает покоя тем, кто работает в офисе. Я часто слышу в адрес начинающих мам, что им, в сущности, не от чего уставать — за них всю работу выполняют стиралка, посудомоечная машина, пылесос и памперсы. А если декретницы и фрилансят, то это разве работа? Так, пару часов в день потупить в соцсетях.

Так получилось, что я успела побывать и на месте офисных обличителей, и на месте мам — как работающих, так и не работающих. И я готова рассказать читателям о своем опыте.

Я была стандартным офисным работником, когда ждала декрета. Ездить было далеко, и хотя рабочий день начинался не так уж рано, но вставать приходилось в 7:30 и ползти с пузом через весь город. Тогда я мечтала избавиться от этого и зачеркивала на календарике дни до заветного часа.

После выхода в декрет я практически сразу же нашла удаленную работу. До родов я была очень довольна собой. Еще бы: на таком большом сроке я все еще в строю трудящихся! Потом появился ребенок, и первые 3-4 месяца я мечтала только об одном — выжить. Нет, я пыталась продолжать работу в перерыве между кормлениями, но получалось скорее символически.

Когда муж спрашивал, зачем это мне вообще, я честно отвечала: «Мне кажется, я так отдыхаю». И это была правда: написать небольшой текст и подобрать к нему иллюстрации было настоящим релаксом после бесконечных кормлений, сцеживаний, кипячений и укачиваний. Это позволяло оставаться в социуме и не скатиться в послеродовую депрессию.

А потом мой ребенок сделал мне подарок — он стал спать всю ночь. И я, соответственно, тоже. Работоспособность выросла, а вместе с ней уровень дохода и самомнение. Я с недоумением читала колонки мам, жалующихся на хроническую усталость и бесконечный день сурка, и думала: «Ну вот как так? Вы же не работаете, а по дому за вас все делает бытовая техника! Может, это лень или жалость к себе, возникшая под воздействием пабликов типа „Щастье материнства“?»

Как-то раз моя подруга написала мне, что муж подарил ей лучшее, что могло быть придумано для декретниц, — робот-пылесос. А через пару дней она же жаловалась, что не может выкроить время, чтобы принять душ и попить чай. У меня хватило ума не озвучить ей свои соображения, но и особой поддержки она от меня не дождалась.

А вскоре и моему ребенку исполнилось 7 месяцев — и из милой неторопливой гусеницы он превратился в высокоскоростной болид. В гонках на четвереньках он стал обгонять кота, а интерес детеныша ко сну стал резко снижаться. Еще через месяц малыш стал все чаще принимать вертикальное положение, изучать содержимое шкафов, тумбочек, комода и духовки.

Производительность труда стала резко снижаться, уровень дохода, соответственно, тоже. Следом начал снижаться уровень общественного одобрения. Почему-то считается, что сложно с ребенком первые полгода, а дальше — халява. Да что там: я и сама так считала буквально на днях. В мой адрес вместо похвалы стали все чаще звучать вопросы типа «ну ты ведь весь день дома, неужели сложно помыть пол?» и укоры вроде «с ребенком надо заниматься, другие дети в этом возрасте уже едят ложкой» или «хорошо тебе, можешь выспаться, утром никуда не надо».

Выспаться? Мой день сейчас начинается в 6:30 (помните, в начале текста я писала, что во время работы в офисе он начинался в 7:30?). Я встаю и переодеваю малыша. Еще недавно я совала ему бутылочку со смесью или молоком — и мы засыпали дальше, но сейчас надо активно учить ребенка есть ложкой, поэтому я иду готовить кашу. Раньше я обходилась исключительно коробочными кашками: засыпаешь пару ложек в теплую водичку — и готово. Но суровый мир идеального материнства требует варить нормальные крупы. И я почему-то ему подчиняюсь.

После упражнений малыша с ложкой я отправляю его досыпать, а сама пытаюсь помыть кухню. Впрочем, не всегда. Затем завтракаю сама и сажусь работать. Обычно это совпадает с офисными 9 часами утра. Если повезет, у меня будет часа полтора тишины, если нет…

Этот текст я писала несколько дней. Я обещала завершить его в понедельник, но в тот день мы пошли в поликлинику сдавать анализы, а потом ребенок никак не хотел засыпать. Во вторник малыш ухитрился проглотить монетку, мы ездили на рентген. В среду я просто тихонько истерила из-за того, что я не могу ничего: ни уследить за ребенком, ни вписаться в дедлайн.

Впрочем, давайте о хорошем. В хороший день я успеваю поработать часов 5–6 в общей сложности, погулять с ребенком, приготовить ему еды, а не кормить покупными пюрешками, помыть пол, поиграть с малышом и почитать ему на ночь сказку. Но, строго говоря, это не только моя заслуга. Периодически к нам приходят бабушки и развлекают ревущего из-за режущихся зубов малыша, а еще приносят с собой кучу вкусной еды, поэтому мне не надо готовить. Вечером приходит муж и играет с младенцем, оставляя мне время для работы.

Иногда после удачных дней я опять чувствую себя крутой мамой, которая может позволить себе хоть и мысленно, но осуждать других. Видимо, чтобы я не чувствовала себя богом, следующий день непременно будет со слезами, самобичеванием и сорванным дедлайном.

Нет, я не стала считать мам-домохозяек героинями и суперженщинами. Слезы отчаявшейся что-либо успеть декретницы и работающего на износ менеджера на самом деле абсолютно равноценны. Давайте одинаково уважительно относиться к труду и тех, и других.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *